Jump to content
Game-Labs Forum
Sign in to follow this  
admin

Карты и боевые сценарии.

Recommended Posts

Извиняюсь если уже была такая идея, что если взять в одну команду, скажем, пару высоко ранговых кораблей, а в другую множество быстрых, маневренных, но более слабых. Задача 2 команды слаженно, вместе отрабатывая по одной цели, уничтожать тяжелые корабли.Если слаженности не будет, то они пойду ко дну) :P

Это называется ганк. В картах ПБ такое нет смысла реализовывать, в отрытом море и так будет предостаточно гавноганкеров-рейджбордеров

Share this post


Link to post
Share on other sites

Даже если представить себе такой сценарий, то смотря какие корабли будут выступать за легкую команду. 2 Виктории должны разнести в щепки весь флот быстрых и маневренных кутеров, шлюпов и возможно Сюрпризов. Хотя тут (Сюрпризы) уже будет влиять многие вещи.

И Закарасыч прав, такой сценарий на Глобалке будет постоянно сам собой. 

Share this post


Link to post
Share on other sites

Даже если представить себе такой сценарий, то смотря какие корабли будут выступать за легкую команду. 2 Виктории должны разнести в щепки весь флот быстрых и маневренных кутеров, шлюпов и возможно Сюрпризов. Хотя тут (Сюрпризы) уже будет влиять многие вещи.

И Закарасыч прав, такой сценарий на Глобалке будет постоянно сам собой. 

Я конечно не вижу как у вас там, но у вас же что то вроде комнаты(15 на 15, как в wot грубо говоря)? Так что про глобалку я пока молчу. И я пока акцент делаю именно на кол-во легких кораблей( я не знаю характиристики имеющихся кораблей) и пару тяжелых. А там уже все зависит от умения.

Share this post


Link to post
Share on other sites

Я конечно не вижу как у вас там, но у вас же что то вроде комнаты(15 на 15, как в wot грубо говоря)? Так что про глобалку я пока молчу. И я пока акцент делаю именно на кол-во легких кораблей( я не знаю характиристики имеющихся кораблей) и пару тяжелых. А там уже все зависит от умения.

Я так скажу, ранее (когда еще не было кормовых пушек и возможности отстреливаться), два Сюрприза топили Викторию. Но приходилось им оооочень аккуратно действовать и выживать буквально на соплях. Однако с введением кормовых орудий и выстрелов, крутиться безнаказанно на корме уже врядли получится. На корме крупный калибр и несколько попаданий могут серьезно усложнить маневры Сюрпризов на корме.

Хотя конечно при твоем варианте боя, если будут 2 Виктории и 6 Сюрпризов, сложно уже будет кэпам Викторий.

Share this post


Link to post
Share on other sites

Тут задавался конкретный вопрос. В "Истории" я создал тему по Картахене. Насколько реально на основании исторических данных создать, некий эпик на эту тему. Картахену брали, так почему бы и нам не попробовать.

Share this post


Link to post
Share on other sites

Тут задавался конкретный вопрос. В "Истории" я создал тему по Картахене. Насколько реально на основании исторических данных создать, некий эпик на эту тему. Картахену брали, так почему бы и нам не попробовать.

Будет.

Share this post


Link to post
Share on other sites

история 16-18 веков, наполненна разнообразными сражениями, захватами и грабежами городов, есть описания и есть карты, есть историческая хронология событий. Можно брать за основу и пилить любой сценарий как для одиночных так и для групповых, где  можно изменять тактику, и используя адмиральский гемплей задавать нужное направление действий игроков группы. Запилить квест и  дать одиночное управление адмиралским гемплеем при участии НПЦ. Огромному количеству игроков понравится чувствовать себя в роли этакого "адмирала".

пс, лижбы нпц не тупило сильно

Share this post


Link to post
Share on other sites

Да сражений в тот век было много. И сделать возможность переиграть такие сражения было бы мегакруто. При этом студии нужно сделать много разнообразных карт для пиф-паф пострелушек. А не только две карты с открытым морем. Нужны хотя бы парочка карт, сейчас, с проливами, островами, рифами и отмелями. А так как земля все еще не материальная, то вопрос с картами пока видимо повис до хороших времен.

Share this post


Link to post
Share on other sites

Вот еще вариант сценария

  1. Пролив или сеть проливов,можно использовать какую либо мощную реку, то есть плывем мы из глубины материка к дельте, течение увеличит нам скорость. Игроки стартуют вместе на одинаковых кораблях(в условии входа одинаковые корабли, как ныне в дуэли,, или учитывая п4 могут быть любые корабли)
  2. Все плывем с активным маневрированием, мешают рифы, маленькие островки может быть, повороты.
  3. Плывем на скорость, на нее непосредственно влияет как мы маневрируем, управляем реями, реагируем на препядствия.
  4. По ходу плавания будут появляться канонерки с оч слабым ХП, на один выстрел, за каждую канонерку дают очки, могут быть каное с враждебными аборигенами или шлюпки с пиратами. Так же возможен вариант с разными судами, попадания по которым дают очки, тут ведь отслеживается траектория каждого ядра. Чем меньше корабль, тем больше очков за попадание по нему. Для пущего азарта корабли могут стрелять в игроков, но рандомно выбирая цели, дабы они не вложили весь дамаг в идущего первым.
  5. Победа по очкам, при этом помимо очков за попадания получаем очки за место, пришел первым получаешь +50 очков например или +10% к очкам и по убывающей далее.
  6. Для пущего экшна может быть легкий шторм и сильный ветер, можно просто сильный ветер для большей скорости.
  7. За попадание по союзнику или за столкновение(спорно) штраф. 

Таким образом получаем эдакий тренажер на внимание-придется одновременно и маневрировать, следить за ветром, возможно совершать поворот оверштаг и стрелять, тренируя меткость в условиях жесткой конкуренции. Игроки смогут мешать друг другу стрелять, перекрывая мишени корпусом. Большие корабли уступают в скорости, зато смогут чаще стрелять, набирая очки. 

Share this post


Link to post
Share on other sites

Игроки стартуют вместе на одинаковых кораблях(в условии входа одинаковые корабли, как ныне в дуэли,, или учитывая п4 могут быть любые корабли)

 

 

есть опасение, что данное мероприятие превратится в боевое столкновение между участниками уже на старте

Share this post


Link to post
Share on other sites

есть опасение, что данное мероприятие превратится в боевое столкновение между участниками уже на старте

Так в данном режиме отключить урон по кораблям, ну или сделать это внутринационально. Никто ж не станет стрелять по своим) или во, штраф за попадание и таран другого учасника.

Share this post


Link to post
Share on other sites
Guest sergo-kon

есть опасение, что данное мероприятие превратится в боевое столкновение между участниками уже на старте

Это можно будет запустить как эвент "смертельная регата".

Share this post


Link to post
Share on other sites

Если я правильно понял в игре создают открытый мир,

           Наверно, разработчики сразу начнут плеваться от сложности этой идеи,    но такой аспект игры как ЛЬДЫ ,  не только здорово бы украсил мир, ввел такой параметр как проходимость через них корабля но и мог бы добавить стратегические аспекты

         Можно ввести погоду по температуре и колебание толщины льда

 

         Во льдах можно построить северную пристань с дорогими редкими товарами

         или короткий маршрут на какой то материк

 и вот игроки собирают караваны  которые возглавляют бронированные тяжелые корабли которые будут ломать впереди лед

           Пираты новички не  смогут туда сунуться, но матерые  имеющие тяжелые корабли способные передвигаться во льдах будут ужасом караванщиков  

 

         Во льдах сама тактика битвы будет , требовать координации людей , ведь бронированные ледоколы медлительны и имеют меньше пушек , а уже за ни идут основные боевые корабли  и торговые

 

 А испортившаяся погода и падение тепературы способно сковать во льдах, не достаточно тяжелый ,прочный  и сильный корабль

Share this post


Link to post
Share on other sites

Я так понимаю будут карибы, какие льды?

Если я правильно понимаю, со временем будут не только карибы.

Share this post


Link to post
Share on other sites

Лоустофтское сражение (1665 год).

4 марта (22 февраля по старому стилю) 1665 года Англия объявила войну Голландии. Однако вскоре обнаружилось, что Соединенные Провинции предусмотрительно заключили военные союзы с Францией, Данией и Швецией, тогда как Британия вступила в войну совсем без союзников. По Европе начался яростный поиск – кто готов составить компанию Англии в войне с Голландией? Нашелся только один сумасшедший – епископ Мюнстерский, Бернхард фон Гален, который за английские субсидии согласился атаковать голландцев с суши. На начальном этапе войны епископу даже повезло – ему удалось разорить 2 голландские провинции, но вскоре союзник Нидерландов – король Франции - отрядил в Мюнстер 6-титысячный корпус и всем успехам епископа пришел конец. С восточной же границы епископату грозил курфюрст Брандербургский – союзник Швеции, поэтому вскоре при посредничестве Франции фон Гален заключил мир с Голландией.
Дипломатические миссии, направленные англичанами во Францию, Испанию и Данию завершились неудачами. Карл II в переговорах с Людовиком XIV соглашался даже не препятствовать захвату французами Испанских Нидерландов, при условии, что Франция не вступится за Голландию в предстоящей войне. Но Людовик, по совету Кольбера, отказался от такого заманчивого предложения, поскольку полагал, что если англичане добьются безраздельного господства на морях и в торговле, то они быстро смогут сделать его новые приобретения очень дорогим удовольствием.

 

Продолжение:

Дошедшие до испанцев слухи о торговле их же землями быстро прекратили начавшийся было переговорный процесс с дипломатами Карла II. К этому примешивались обиды за захваченные недавно Ямайку и Танжер, а так же за продажу Дюнкерка французам. Сэр Ричард Феншоу был просто изгнан из Испании.
Датчане, хотя и заключили договор против Соединенных Провинций с английским посланником сэром Джоном Тальботом, однако вскоре разорвали его и в Гааге подписали с Голландией прямо противоположные кондиции с Генеральными Штатами. Король Дании обязался помочь своему союзнику флотом в тридцать кораблей, за что получал от Голландии и Франции субсидию на полтора миллиона крон, из которых Франция платила только одну пятую суммы.
На войну Англии были нужны громадные средства. Между тем этой зимой в Лондоне началась эпидемия чумы (к сентябрю болезнь унесла жизни 75 тысяч жителей). Банкиры Сити выделили только 100 тысяч фунтов, Парламент – еще 200 тысяч, тогда как по самым скромным подсчетами для снаряжения флота надо было 800 тысяч фунтов. Вообще, в общей сложности Парламент вотировал на войну 1,8 млн фунтов стерлингов, но их хватило только на полтора года военных действий.
Естественно - как и в прошлую войну, в первую очередь начали экономить на экипажах кораблей. Флотские казначейства опять выдавали долговые расписки, которые в трактирах и магазинах принимали гораздо дешевле, чем суммы, на которые они были выписаны. На кораблях началось массовое дезертирство, моряки просто не желали служить. В ответ начались рекрутские наборы во флот, рыбаков и матросов с торговых судов просто под конвоем солдат сгоняли с морские казармы и рассортировывали по кораблям.
Однако эти трудности не испугали англичан – они думали, что захват голландских торговых кораблей быстро сделает войну не только окупаемой, но и достаточно прибыльной. В начале июня 1665 года из портов Голландии вышла эскадра под командованием лейтенант-адмирала Якоба ван Вассенара, барона Обдама в составе 107 кораблей – в том числе 92 корабля, несущие от 30 пушек и более, среди них – одиннадцать довооруженных судов ОИК, а так же 9 фрегатов, 4 яхты, 11 брандеров и 12 гребных галиотов. Всего 4864 пушки и 21500 человек.
Задачей данного соединения было встретить торговые суда, возвращавшиеся из колоний и препятствовать английской морской блокаде. 11 июня 1665 года ван Опдам обнаружил английский флот в составе 88 линейных кораблей , 12 фрегатов, 4 кэчей и 20 шмаков (то есть четырехпушечных кэчей). Всего 4542 пушек и 22055 человек. Несмотря на видимую по приведенным цифрам слабость англичане были гораздо сильнее - 27 их кораблей имели вес залпа более 1000 фунтов, а у голландцев таким показателем мог похвастать только один линкор – «Эндрахт». Англичане имели на вооружении 36- и 42-фунтовые орудия, голландцы выше 24-фунтовок ничего не имели.
Авангардом или эскадрой Красного Флага в английском флоте командовал герцог Йоркский, центром или эскадрой Белого Флага - принц Руперт Рейнский, арьергардом или эскадрой Синего Флага – Эдвард Монтегю, бывший республиканский «морской генерал», при Карле получивший титул графа Сэндвича.
Поскольку лейтенат-адмиралы адмиралтейств Амстердама (Рюйтер) и Северной Голландии (Меппель) отсутствовли (были заняты в экспедиции в Западную Африку и Вест-Индию), эти адмиралтейства настаивали на том, чтобы их вице-адмиралы временно выполняли роль лейтенант-адмиралов. Но другие адмиралтейства также выступили с такими требованиями. В итоге оказалось семь эскадр, и структура флота была скорее административной, чем тактической.
Первая эскадра - сам Обдам (лейтенант-адмирал Голландии и Вестфрисланда, то есть целых трех голландских адмиралтейств) - в основном, амстердамские корабли.
Вторая эскадра – лейтенант-адмирал Зеландии Ян Эвертсен - курьезная смесь роттердамских и зеландских судов, офицеры которых никогда не были в хороших отношениях.
Третья эскадра – лейтенант-адмирал Роттердама Кортенаер, но суда, в основном, амстердамские.
Четвертая эскадра - лейтенант-адмирал Фризии Стеллингверф, фризские корабли. Сперва эта эскадра была седьмой, но после того, как фризы получили право на флагманов, стала четвертой.
Пятая эскадра - вице-адмирал Амстердама Корнелис Тромп, все суда - амстердамские.
Шестая эскадра - опять зеландско-ротердамская смесь во главе с вице-адмиралом Зеландии Корнелисом Эвертсеном и шаутбенахтом Северной Голландии.
Седьмая эскадра - вице-адмирал Северной. Голландии Схрам и североголландские корабли.
Штиль задержал сближение флотов, они встали на якорь ввиду друг друга. На следующее утро задул западный ветер, который позволил англичанам сблизиться с голландцами. Рано утром 13 июня (3-го – по старому стилю) флот Обдама находился на расстоянии 10-12 лиг к юго-востоку от англичан. Голландский командующий неровными колоннами повел эскадру на запад, пользуясь юго-западным бризом. Он хотел выиграть у противника ветер и поставить авангард британцев в два огня. Англичане также повернули на голландцев и тремя колоннами пошли в атаку. Перестреливаясь на довольно большом расстоянии, противники прошли сквозь огонь и развернулись. Англичане потерь не имели, если не считать корабль Его Величества «Грейт Чарити» , который оказался на пути флота Соединенных Провинций и позже был захвачен голландским капитаном Яном де Хааном на 56-пушечном «Штадт эн Ланде».

LowestoftMap1.png
Лоустфосткое сражение. Начало.

На второй проход противники решили выстроить корабли в кильватерные колонны, англичане замешкались, но все же смогли построить относительно ровную линию, голландские же корабли держали лишь подобие кордебаталии, с большими интервалами.
Согласно замыслу Обдама с подветренной позиции в линии кильватера он мог крушить корабли англичан, управляя дистанцией стрельбы, однако на деле часть кораблей вывалились из кордебаталии и перекрыли директрису стрельбы другим кораблям. В то же время еще больше смешали ряды голландцев тяжелые тихоходные приватиры, которые с опозданием присоединились к своим.

LowestoftMap2.png
Лоустфское сражение. Середина боя.

В результате англичане, выдерживая кильватерную линию, получили возможность громить часть голландских кораблей продольными залпами. Именно в этот момент ядром был убит лейтенант-адмирал Фризского Адмиралтейства Аукес Штеллингверф, оторвало ногу командиру 4 дивизиона лейтенант-адмиралу Кортенаэру, его место на шканцах занял квартирмейстер флота Атэ Стинстра. Обдам, видя такое развитие событий, приказал авангарду немного зарифить паруса, и это внесло дополнительную сумятицу в развитие событий, голландские корабли смешались, многие лавировали, чтобы избежать столкновений. Тогда Обдам повел ближайшие к нему суда на английский центр. Флагман голландцев 76-пушечный «Эндрахт» попытался сблизиться и взять на абордаж 82-пушечный флагман англичан «Роял Чарльз», однако был отбит с большими потерями. Тем не менее герцог Йоркский чудом остался жив – вокруг него все падали, как подкошенные; книппелем был убит граф Фалмут. Мистеру Бойлу, второму сыну графа Берлингтона, ядро попало в голову, осколок черепа несчастного вонзился в руку Якову, тот стоял на шканцах, весь забрызганный кровью.
В разгаре сражения «Эндрахт» неожиданно взлетел на воздух, унеся с собой 404 человека экипажа из 409, в том числе и главнокомандующего флотом Соединенных Провинций – Обдама . Потеря флагмана ввела голландцев в замешательство, многие из кораблей повернули на 180 градусов и увалили под ветер. Голландцы решили выйти из сражения, но будучи разобщены и не видя приказов от командующего каждый отряд действовал по-своему.
Командование эскадрой по старшинству должно было перейти к лейтенант-адмиралу Зеландии Яну Эвертсену, но по предварительной договоренности (провинция Голландия поставляла в общий флот львиную долю судов) им должен был стать роттердамец Кортенаер (уже смертельно раненый), между тем амстердамец Тромп также претендовал на командование. В итоге на трех кораблях развивались флаги командующих, и капитаны не знали, кому подчиняться.  Англичане захватили сдавшиеся 54-пушечный «Нагельбум» и 60-пушечный «Хильверсум», а так же 54-пушечный корабль ОИК «Каролус Куинтус».

LowestoftMap3.png
Лоустофтское сражение. Окончание.

В то же самое время капитан 76-пушечного корабля ОИК «Оранж» Бастиан Сентэн схватился с 52-пушечным «Монтегю», высадившаяся призовая партия с голландца захватила английское судно, но подошедший «Роял Джеймс» отбил «Монтегю», хотя схватка там была очень яростной – на тесных палубах были убиты граф Мальборо, граф Портленд, а так же порядка 40 англичан. Вскоре от сцепившегося с ним брандера противника «Оранж» загорелся, команда организовала борьбу с огнем, но после смерти Сентэна экипаж охватила паника, корабль сгорел, погибло 386 человек из 400.
К 19.00 голландцы стали выходить из боя. Ян Эвертсен вместе с большинством кораблей взял курс на устье Мааса, Тромп с оставшимися отошел к Текселю. Отбившиеся от остальных 78-пушечный «Маарсевеен» (ОИК), 46-пушечный «Тер Гоес» и 30-пушечный «Званенбург» были подожжены и уничтожены, причем на первом из экипажа не спаслось ни одного человека. Недалеко от Текселя суда Сэндвича нагнали еще одну отставшую группу кораблей – 53-пушечный «Принс Мориц», 56-пушечный «Коверден» и 48-пушечный «Утрехт» - и атаковали их брандерами. Эти корабли были так же уничтожены, на «Утрехте» погиб весь экипаж, на «Принс Морице» - 53 из 157 человек.

Van_Minderhout_Battle_of_Lowestoft.jpg

Кроме того, англичанам удалось захватить 32-пушечный «Дельфт», 36-пушечный «Йонге Принс», 50-пушечный «Марс», 44-пушечный «Вапен ван Зееланд», 36-пушечный «Бул» и 18-пушечную яхту «»Де Рюйтер». Потери голландцев в людях составили 4000 убитыми и раненными и 2000 пленными. Было потеряно 17 кораблей, в том числе 9 – сдались.
У англичан одно судно было захвачено на абордаж («Грейт Чарити»), погибло 250 моряков , 340 человек было ранено. Потери голландцев могли бы быть и больше, если бы не мужество Тромпа, прикрывавшего отход дезорганизованной эскадры.
Часть английских историков обвиняет в таком вялом преследовании противника приближенного герцога Йоркского – камердинеа Броункера. После дневного боя герцог улегся спать. Его жена еще прежде приказала свите герцога оберегать его от какого-либо риска. Поэтому Броункер сообщил флаг-капитану герцога Пенну, что герцог приказал убавить паруса. Но Пенн отзался это выполнить. Тогда Броункс, дождавшись, когда Пенн уйдет, повторил этот приказ капитану корабля Харману, солгав, будто это приказ герцога. Харман нехотя согласился. Поснувшись утром, герцог с удивлением увидел убавленные паруса и спросил о причине. Харман укзал на Броункса. Тот молчал. Броункс был фаворитом герцогини, и герцог его не наказал . Таким образом, шедшие в кильватере за командующим английские корабли прекратили преследование, кроме отряда Монтегю. Тому вполне улыбнулась удача и в районе Кале он смог захватить отбившиеся от основных сил 70-пушечный «Хёйс де Шведен» и 50-пушечный «Вестфрисланд». Но была упущена возможность нанести нидерландскому флоту гораздо большие потери и, возможно, закончить войну одним ударом.
Разгром при Лоустофте вызвал в Голландии споры о введении новой тактики. Весь XVII век флотом «рулили» Генеральные Штаты – на основе рекомендаций Адмиралтейств парламентарии указывали адмиралам и капитанам, как им драться. Сразу же после трагедии флота Обдама в Нидерландах была созвана комиссия под председательством Яна де Витта, которая рассматривала вопрос нововведений в войне на море.
Прежде чем рассказать об этих спорах, и сделанных выводах, немного расскажем о подоплеке данного обсуждения.
Победа в Тридцатилетней войне на Испанией дала голландскому флоту большие наработки в области действий против кораблей противника. Основным боевым приемом считался абордаж, в чем голландцы, сформировав морские команды на манер испанцев, весьма преуспели и к середине столетия даже превзошли своих учителей. Пушечный бой рассматривался Адмиралтействами как неизбежное, но совсем не главное условие морского боя.
В сражениях с испанцами сформировалась и новое построение кораблей – рой. Эскадры делились на дивизионы, по 3-5 кораблей в каждом, которые собственно и составляли рой. В случае атаки тройками флагман роя располагался впереди, когда же дивизионы состояли из пяти кораблей – флагман располагался в центре, а остальные корабли образовывали около него ромб. Такие отряды очень хорошо годились для атаки испанцев, чаще всего строившихся линией фронта или полумесяцем. Рои легко создавали преимущества на одном из флангов и прорывали построения испанцев, отсекая небольшие части иберийских эскадр. Далее следовал молниеносный абордаж превосходящим числом кораблей – и дело в шляпе.
В сражениях с английским флотом голландцы столкнулись с тем, что их тактика начала давать сбой за сбоем. Дело в том, что английские военные корабли оказались гораздо крупнее голландских и легко отбивали и тройки, и пятерки кораблей. Более того – англичане, используя преимущество в артиллерии, наносили абордажным командам страшный урон.
Поражение при Лоустофте по мнению адмиралов было вызвано тремя причинами.
Причина первая – корабли.
Еще в 1652 году Тромп-старший ратовал за постройку новых более мощных кораблей длиной не менее 150 футов  (тогда у самых больших кораблей голландцев длина не превышала 134 футов). Адмиралтейство Мааса поддержало предложение Тромпа, но против высказались амстердамцы. Они опасались, что большие корабли будет сложно базировать в Амстердаме, и их переведут в глубоководный Роттердам, что, несомненно, возвысит Южную Голландию в пику Северной. Начались жаркие споры, в результате были разработаны «чартеры» трех типов больших кораблей – 130 футов, 136 футов и 140 футов. После победы при Данджнессе Тромп все же смог продавить постройку новых кораблей – 150-футовых, правда всего двух, для адмиралтейства Роттердама. К 1660-м годам таких кораблей было всего три. Меж тем стандартные для голландского флота 130-140-футовые суда по английской классификации относились к кораблям IV ранга и бесповоротно проигрывали левиафанам типа «Роял Соверин».
Только в 1661 году нидерландцы словно проснулись, 10 кораблей было построено по параметрам «чартеров», а еще три – 150-футовых (70-пушечники по типу «Эндрахта»). В 1664 году было заложено еще 24 корабля длиной в 150 футов и больше, но они не были готовы к Лоустофту.
Таким образом потеря старых кораблей при Лоустофте сыграла на руку голландцам – их место заняли новые, более мощные корабли (80-пушечные «Холландиа», «Де Зевен Провинсьон», 78-пушечный «Вестфрисланд» и другие). Сократившись количественно, голландский флот после Лоустофта стал сильнее качественно.
Причина вторая - организация.
Помимо старых кораблей в сражении при Лоустофте добавили свои пять копеек и парламентарии – из-за борьбы фракций в Генеральных Штатах решено было раздать «всем сестрам по серьгам» и разделить флот не на привычные три части (авангард, центр, арьергард), а по территориальному признаку. В результате в бой пошло 7 эскадр в составе флота (по одной от каждой морской провинции), причем каждая эскадра имела своего командующего. Это во многом привело к катастрофе Лоустофта.
Не желая признавать свои ошибки, де Витт и депутаты на первом же заседании комиссии заявили, что «наибольшее преимущество в бою голландцам дает абордаж и захват корабля противника». Представители Генеральных Штатов обрушились на капитанов, трех расстреляли (за сдачу своих кораблей), шестерых выставили к позорному столбу (за бегство с места боя).
В свою очередь моряки заявили, что надо менять метод действий в бою. Они к тому времени уже вовсю ратовали за переход к линейной тактике. Вице-адмирал Зеландии Ян Эвертсен отмечал, что при Лоустофте несколько его кораблей для отражения атаки англичан инстинктивно выстроились в линию и враг в итоге был отбит. С другой стороны – за все время сражения абордаж удался только одному голландскому кораблю, все остальные потерпели неудачу и были либо потоплены, либо захвачены.
Причина третья - вооружение.
Крупнейшие голландские 70-пушечники «Пасификатие», «Вальхерен», «Шпигель», «Рейберг», «Гауда» соответствовали английским 64-пушечникам «Руперту» и «Дифайенсу», но вес залпа у англичан был 1334 фунта против максимум 1054 у голландцев (и 924 фунтов на самом слабом из них).
Причина заключалась в стратегии вооружения. Для англичан главном параметром вооружения корабля была огневая мощь, они загружали свои корабли пушками до тех пор, пока от гон-дека до воды не оставалось всего 3 фута. Голландцы же предпочитали иметь более высокий борт. При этом почти все их пушки были длинные, хоть и небольших калибров, у англичан же было много drakes – «каморных» орудий с тонкими стенками, уменьшенной длиной и сужающееся каморой, а также и коротких «обрезанных».
Самые большие английские корабли (I ранга) имели полные батареи 42-фунтовок, а линкоры II ранга и большие двухдечники на гон-деке имели 32-фунтовые орудия. А на всем голландском флоте было всего 20 пушек более 24-фунтового калибра (в основном, на « Де Зевен Провинсьон»).
Бой в линии давал голландцам возможность вести массовый прицельный огонь и поражать врага гораздо раньше, чем он сблизится с кораблями Семи Провинций. Из-за длинных стволов нидерландцы имели гораздо большую прицельную дальность выстрела.
Все эти соображения были высказаны на комиссии и после долгих споров парламентарии были вынуждены прислушаться к адмиралам – 15 августа 1665 года де Витт издал инструкции для флота, приказывавшие вести бой в линии кильватера. Памятуя о последствиях гибели Обдама при Лоустофте сделали отдельное добавление - чтобы впредь так сразу не погибали командующие эскадр, их средние дивизионы должны находиться в бою немного оттянутыми, относительно авангарда и арьергарда (каждой эскадры), то есть линия должна была иметь змееобразную форму (slangvormige). Это положение долго оставалось законом в Нидерландах, но адмиралы не обращали на него никакого внимания.
Командующим голландским флотом временно назначили Корнелиса Тромпа, но после возвращения Рюйтера должность главкома отдали последнему. Тромп за время своего недолгого начальства сформировал флот в три эскадры (авангард, центр и арьергард). Рюйтер с подачи де Витта решил создать еще и четвертую эскадру – резерв. Идея казалась удачной: в случае боя с превосходящими силами резерв вливался в один из трех отрядов, в сражении же против меньших сил – мог атаковать противника с тыла, либо поставить в два огня.

Share this post


Link to post
Share on other sites

Киберонское сражение

 

quiberon-1-nggid03173-ngg0dyn-320x240x10

Через 3 года с начала Семилетней войны положение Франции начало резко ухудшаться. Француз Этьен Франсуа Шуазёль решил, что вместо того что бы рассеивать армию во всех направлениях, её стоит наоборот сконцентрировать и направить против самого сильного врага – Англию.

 
Продолжение:

По задуманному плану надо было переправить 20-тысячное войско на берега Шотландии, а оттуда уже начать оккупацию всего острова. Но транспортное судно, с французской армией на борту, следовало сопроводить к месту высадки военными кораблями, но они были блокированы Британским флотом в Бресте. Получив приказ прорывать блокаду и направляться в залив Морбиан, маршал де Конфлан 14 ноября 1759 года снимается с якоря и ложится на заданный курс.

quiberon-2-nggid03174-ngg0dyn-320x240x10
 

В начале ноября в водах близь Бискайского залива разыгрался сильный шторм и Английскому флоту, под командованием адмирала Хока, пришлось отойти подальше от берега. Именно на это де Конфлан и рассчитывал, надеясь быстро и не заметно улизнуть. Но будучи уже недалеко от бухты Киберон он заметил несколько британских кораблей. Точно убедившись в том, что это не основная эскадра маршал решает напасть, но французскую эскадру заметил английский корабль снабжения и быстро доложил об этом адмиралу Эдварду Хоку.

quiberon-3-nggid03175-ngg0dyn-320x240x10

Эдвард Дафф, командир замеченной группы кораблей, принимает решение разделить корабли и часть из них направить на север, а другую на юг. Де Конфлан стал преследовать обе колонны, разделив свою эскадру на три группы, две из которых должны были сразиться с противником, а третья остаться в качестве сторожа входа в бухту. Но внезапно смотровой на мачте доложил, что видит на горизонте паруса, и, понимая, что это подходят главные силы англичан маршал даёт приказ выстроить всю свою эскадру в одну линию. Планам французов способствовал нужный ветер, но с началом боевых действий его направление изменилось, что очень серьезно повлияло на исход сражения.

quiberon-4-nggid03176-ngg0dyn-320x240x10

Силы в сражении в бухте Киберона были примерно одинаковыми: французская эскадра состояла из 21 линейного корабля и 3 фрегатов, а английская из 23 линейный кораблей и 10 фрегатов. В первой части боя англичанами были захвачены 2 корабля и 2 потоплены, но основные силы французов уже успели спрятаться в заливе Киберон. Адмирал Хок решил действовать до победного и отдал приказ заходить в бухту. Там ему получилось разъединить корабли противника на небольшие группы и отдельно нанести по каждой мощные удары. Несколько французских кораблей сели на мель, среди них был и «Солей Роаяль», который себя сжег, дабы не попасть в плен к недругам. Таким образом, план по высадке французов на территорию  английских островов был провален.

quiberon-5-nggid03177-ngg0dyn-320x240x10
 

Share this post


Link to post
Share on other sites

Гогландское сражение

 

goglandskoe-sraz-1-nggid03187-ngg0dyn-32

Результат Гогландского сражения 1788 года дал понять шведам, что не стоит быть такими дерзкими в своих планах. Они полагали, что смогут быстро расправится с русской эскадрой и стянуть к Финляндии свои сухопутные войска (21 тыс. отборных солдат), которые за несколько дней возьмут Петербург. Но исход битвы поставил крест на планах Густава.

 
Продолжение

Шведы вышли в море за день до провозглашения войны и доплыв до Свеаборга стали на якорь в ожидании дальнейших указаний. В это же время Балтийский флот, командиром которого был адмирал Грейг, направился из Кронштадта на встречу шведскому флоту, а 17 июля 1788 года противник узнал о приближении русских кораблей.

goglandskoe-sraz-2-nggid03188-ngg0dyn-32
 

Силы в Гогландском сражении были примерно одинаковыми: 17 линейных кораблей со стороны России и 15 линейных, 5 фрегатов входили в состав шведской эскадры. По причине слабого ветра корабли приближались друг к другу более 8 часов и встретились они в 3 часа дня между островом Стеншхер и калбодегрундской мелью, что недалеко от острова Гогланд.

При подготовке к бою шведский командир герцог Карл Сёдерманландский отдал приказ выстроить все свои войска, включая даже фрегаты, в боевую линию. Российский же флот из-за встречного ветра не имел возможности выстроится подобным образом, создав для неприятеля стратегическое преимущество. Таким образом, вторая половина наших кораблей (под командованием Ван-Дессена) шла в беспорядке, а последние несколько судов и подавно отстали, и, не смотря на сигналы с флагмана, не решались приближаться к противнику.

goglandskoe-sraz-3-nggid03189-ngg0dyn-32

Флагманский 108-пушечный корабль «Ростислав», на котором находился адмирал Грейг, изрядно обстрелял флагмана шведской эскадры корабль «Густав III» и заставил, таким образом, его покинуть строй на некоторое время. Но «Ростислав» в строю так же на долго не задержался, ибо через час невероятно тяжелого боя он так же получил значительные повреждения. К 8 часам вечера обе эскадры начали подступать к отмелям, и спасая ситуацию командующие подали сигналы на развороты. В этом манёвре русский корабль «Владислав» попал под шквальный огонь недругов, и после 2 тыс. попаданий вынужден был спустить флаг. Тем не менее, русские сровняли счёт, проделав ту же самую операцию со шведским кораблем «Принц Густав». К слову говоря, это было первое сражение Ивана Крузенштерна, знаменитого русского мореплавателя.

goglandskoe-sraz-4-nggid03190-ngg0dyn-32

К 10 вечера стрельба утихла и под покровом ночи эскадры скрылись друг от друга. Потери у обеих сторон практически одинаковы: 160 убитых у шведов и 310 у русских. Кроме этого каждый флот потерял по одному кораблю. Многие склонны считать, что результатом сражения является ничья, однако это не так. Русскими была достигнута важная стратегическая победа, не позволившая противнику захватить Петербург, кроме этого шведы резко начали терять позиции этой в войне.

Share this post


Link to post
Share on other sites

Керченское морское сражение

Июль 3rd, 2013

Ushakov.gif
Портрет Ф.Ф. Ушакова
Художник О.М. Караваев

8 (19) июля 1790 года — Керченское сражение в ходе русско-турецкой войны 1787-1791 годов. Это была одна из первых крупных побед молодого Черноморского флота, которая оказала значительное влияние на окончательное закрепление Крыма в составе Российской Империи и на становление Севастополя как базы Черноморского флота.

Интересно, что в советское время Ушакову приписывали создание новой активной и манёвренной тактики парусного флота. Ее основными положениями были: стремительная атака без перестроения в боевой ордер, ведение боя на кратчайшей дистанции, охват головы неприятельской колонны и сосредоточение превосходящих сил для удара по флагманским кораблям противника. На самом деле многие из этих приемов были введены в практику морского боя ещё в конце XVII века.

Величие Ушакова проявилось в умении применить основополагающе принципы военного искусства в конкретной боевой обстановке, организовать взаимодействие сил и добиться победы. В этом отношении он был достойным последователем адмирала Г.А. Спиридова — героя Чесменского сражения. Действия Ушакова отличались решительностью и необычайной смелостью. Его флагманский корабль всегда был во главе атаки, поощряя остальных.

 

Продолжение

Война на два фронта. Нужны большие победы

Продолжавшаяся более двух лет война с Турцией 1787-1791 годов, несмотря на ряд побед на море и взятие нескольких важных крепостей, не приводила к желаемому миру. При этом политические события к началу 1790 года становились все более угрожающими. Продолжалась война со Швецией. Пруссия подталкивала Польшу объявить войну русским. Находившаяся в союзе с нами Австрия склонялась к миру с Турцией и все больше отходила от России.

Используя благоприятную для себя международную обстановку, Турция планировала в 1790 году активизировать боевые действия и победоносно завершить войну. В качестве главного удара планировался поход 40-тысячного корпуса турецкой армии от Анапы на Кубань. Одновременно, усиленная эскадра турецкого флота с крупным десантом должна была уничтожить русский Черноморский флот, разрушить Севастополь и захватить Крым.

 

 

 

Демонстрация силы

В марте 1790 года командующим Черноморским флотом был назначен Федор Федорович Ушаков. Он решил первым начать боевые действия и не дать туркам подготовиться к рейду на Крым. С этой целью 21 мая его эскадра в составе трех кораблей, 4 фрегатов и 12 крейсерских судов подошла к Синопу. Три дня грохот русских пушек сеял страх, отчаяние и панику среди населения.

Затем Ушаков прошел вдоль восточного побережья Черного моря, обстреливая небольшие турецкие крепости и нарушая торговые перевозки. В последних числах мая он подошел к Анапе и дважды бомбардировал береговые батареи, а через сутки атаковал стоящие вблизи берега военные суда. В Севастополь Ушаков вернулся 5 июня. В результате этого похода было потоплено 12 и взято в плен 8 турецких транспортных судов с пшеницей. Главным итогом похода стала демонстрация силы и активности русского флота, который посеял панику на всем черноморском побережье Турции.

Решительная атака турецкого флота

Турецкий флот был вынужден быстро завершить подготовку и выйти в море. Узнав об этом, Потемкин приказал Ушакову немедленно идти навстречу неприятелю и сражаться. Русский флот вышел в море 2 июля. В его составе было 10 кораблей, 6 фрегатов, 15 малых судов и 2 брандера (860 пушек). Ушаков крейсировал у крымских берегов, а 7 июля встал на якорь у Керченского пролива. Он надеялся перехватить турецкий флот после выхода из Анапы и преградить ему путь в Азовское море и к Крыму.

Plan-Kerchenskogo-srazhenia.gif
План Керченского сражения

В 9 часов утра 8 июля показался турецкий флот в составе 10 линейных кораблей, 8 фрегатов и 36 малых судов (1100 пушек). Командовал флотом капудан-паша Хуссейн. Турки имели заметное превосходство и в количестве кораблей, и пушек. Зная, что турецкий флот не успел хорошо подготовиться к этой кампании, Ушаков решил дать бой под парусами, чтобы в полной мере воспользоваться недостатками в подготовке экипажей турецких кораблей.

Наша эскадра снялась с якоря и построилась в линию баталии, имея неприятеля слева. Ушаков держал свой флаг на 84-х пушечном корабле «Рождество Христово» (командир капитан 2 ранга М.М. Ельчанинов) и находился в центре эскадры. Фрегаты заняли свои места в линии между кораблями.

Используя наветренное положение и превосходство в артиллерии, турецкая эскадра направила главный удар на русский авангард, намереваясь окружить его и поставить в два огня. Командовавший авангардом бригадир флота капитан Г.К. Голенкин выдержал этот удар. Передовые корабли турок были встречены сильным огнем русских и пришли в замешательство. Хуссейн направил на подкрепление новые корабли.

Неожиданные действия Ушакова

Стремясь захватить инициативу, Ушаков принял неожиданное решение. Поскольку фрегаты из-за своей слабой артиллерии не могли поражать противника, он приказал им выйти из линии. Благодаря этому корабли центра сократили интервалы и подошли к авангарду. Строй наших кораблей был настолько плотным, что бушприты шедших позади упирались в кормовые надстройки впереди идущих. Таким образом русские получили возможность использовать против атакующих турецких кораблей артиллерию всех своих судов и успешно отразили атаку.

Kerchenskoe-srazhenie.gif
Картина «Морской бой в Керченском проливе»
Художник И.И. Родинов

Ближе к 15 часам направление ветра изменилось к норду, наполнив паруса наших кораблей. Ушаков вышел на кратчайшую дистанцию, открыв огонь из всех пушек, и даже из стрелкового оружия. Одновременно он приказал вышедшим из линии фрегатам атаковать флагманские корабли противника, создавая этим значительное превосходство сил на решающем участке боя. Сосредоточенный и прицельный огонь наших кораблей наносил большие разрушения неприятельскому флоту. Не выдержав такого натиска, турецкая линия распалась. Повернувшие навстречу русским, четыре корабля, включая флагманские, подверглись сильнейшему обстрелу.

Заключительная фаза боя

Однако капудан-паше удалось восстановить строй и наладить ответный огонь. Разгоревшийся с новой силой бой продолжался более двух часов. Турецкие моряки дрались с фанатизмом, но тут сказалась лучшая подготовка русских бомбардиров, обрушивших всю мощь своей артиллерии на турецкие флагманские корабли. На контр-адмиральском корабле турок два раза возникал пожар. Сбитый артиллерийским огнем вице-адмиральский флаг был захвачен шлюпкой, спущенной с русского корабля «Св. Георгий».

Около 5 часов вечера турецкие корабли стали выходить из боя. Ушаков преследовал их, при этом его флагманский корабль был впереди погони. Однако с наступлением темноты турецким кораблям удалось скрыться. Наши потери составили 29 убитых и 68 раненых. Потери турок были несоизмеримо больше, поскольку на их кораблях находился многочисленный десант.

Итоги

После боя русский флот встал на якорь близ Феодосии для исправления повреждений, после чего вернулся в Севастополь. За это сражение Ушаков был награжден орденом св. Владимира 2-й степени. В результате Керченского сражения был сорван турецкий план высадки десанта в Крыму, что в значительной мере способствовало нашим победам на сухопутном фронте. Все планы турок на кампанию 1790 года были разрушены. В честь этой крупной победы в 1915 году один из эсминцев Черноморского флота был назван «Керчь».

Share this post


Link to post
Share on other sites

Повествую вам о флибустьере, оный сопровождал Олоне в походе на Маракайбо.

Мигель Баск.

16 мая 1668 год.
Южный Берег кубы.
Парусник “Дельфин” идет курсом норд-ост, на борту 70 человек.
c28ebe6408336e8abe44e658dbb7b8f5.gif


Судно было флибустьерским.
Люди на борту жадно вглядывались в судно, идущее в тысяче саженей мористее «Дельфина», и стремившееся прочь на всех парусах. Почти у каждого не было и гроша за душой и испанский галеон, замеченный под вечер примерно в 15 морских лье к
юго-западу от оконечности Санто-Доминго был вожделенной добычей, которую они вполне могли добыть.
Подвижное судно пиратов, под косым бермудским парусом и кливером на бушприте, было способно легко догнать медлительный галеон. Но темнота в тропиках спускается быстро. И капитан смекнул, что есть вероятность потерять добычу.
Об этом он сообщил Мигелю Баску, предводителю похода, и предложил брать галеон на следующее утро. На это тот высказал опасение, что за ночь «Дельфин» обгонит тихоходный галеон, который вероятно не зажжет огней, дабы уйти от преследования.
Но капитан знал свое дело.
Чтобы остаться позади галеона, был отдан приказ бросить за корму плавучий якорь из бревен. Таким образом, флибустьеры могли, не работая парусами, и не привлекая лишнего внимания держаться в стороне от жертвы.
Поняв, что им предстоит дожидаться утра, команда зароптала, пожирая глазами галеон, тающий в лучах заходящего солнца.
Одежда и образ жизни этих бродяг являло собой живописное зрелище.
Грязные отрепья и рванье. На большинстве была только рубаха и обрезанные у колен штаны.
Наступила ночь. Люди повалились спасть прямо на палубу. Им было не привыкать к неудобствам. По сути, вся их жизнь состояла из неуюта. На утро они поднялись и справили нужду прямо в море.
Судно пиратов было окутано утренним туманом. Штиль, не дуновения. Промокшие паруса угрюмо провисли.
Пробегающие по палубе матросы с затаенным недоверием поглядывают на корму.
На корме же капитан «Дельфина» уверяет предводителя в том, что вскорости туман развеется и потянет ветер.
Немного оторвемся от повествования и вспомним о человеке, благодаря которому сохранилась история похождений флибустьеров.
Этот человек, А.О. Эксвемилин врач и путешественник, пират по совместительству.
Именно он находился сейчас в одной из трех кают в корме парусника и осматривает свои врачебные инструменты. Он немного обескуражен, врачевать живых ему приходилось мало, не скажется ли отношение капитана к нему из-за этого? Место на судне ему и так досталось с большим трудом. Существовала опасность, что его просто пристрелят за неопытность.
На палубе раздаются крики, неужели начался бунт? Нет, крики не злобные - кричали дружно и радостно. Да и волны бились о борт судна бойче. « Дельфин» явно набирал скорость.
Поднявшись по трапу на палубу, наш герой убедился, что капитан был прав. Туман развеялся и дул бриз. Люди разделились на две неравносильные части.
Команда столпилась у планширя, их глаза с вожделением смотрели на галеон. У каждого в мозгу свербила мысль. «Если все пройдет удачно, то уже максимум часа через два, они уже будут в порту Бас-Тера, и вкусят плоды законной добычи»
На корме же стоял капитан и Мигель Баск. Коренастый, широкоплечий мужчина, средних лет. За поясом два пистолета ,слегка изогнутая сабля и два кинжала. Большего найти не удалось, пусть каждый сам нарисует себе этого человека.
Меж тем дистанция между кораблями сокращалась, и капитан галеона развернул свое судно бортом, дабы показать преследователю жерла своих орудий. В ответ на это Мигель уводил свое судно в сторону по широкой дуге и снова вставал по ветру за кормой испанца. Здесь «Дельфину» угрожали только два кормовых орудия. Маневр повторялся несколько раз по мере сближения кораблей.
В это время на галеоне служили утреннюю мессу. И хотя «несомненно» у всех на борту мысли были только о боге, у многих тревожные лица не раз и не два поворачивались в сторону судна, судна без флага, которое неуклонно приближалось к галеону…зловещий знак. По сути, за последний век от изложенных событий любой корабль идущий не под флагом Испании был пиратским.
И все же испанец никак не смог оторваться от преследователя. Причина этому была проста – перегруз. Галеон, нагруженный сверх всякой меры, лизал фальшбортом кромку воды.
Испанская бюрократия запрещала перевозку грузов, кроме как для нужды государства.
Этот закон исполнялся менее всего. Бюрократическая машина, разжирела настолько, что потеряла связь с внешним миром. Пытаясь контролировать абсолютно все, вплоть до ширины полей на шляпах колониальных рабов, она не контролировала абсолютно ничего.
Так например орудия, наличие оных проверяла специальная комиссия, но ретивые служащие, за определенную мзду, не желали знать, что орудия заказанные специально будут сразу после их ухода сгружены на берег и установлены на следующем готовящемся к отплытию корабле. При этом груз, взятый вместо пушек, вдесятеро превосходил по весу массу орудий.
Но я отвлекся.
Галеон «Сан-Яго» вышел из «Пуэрто-Бельо» 6 мая 1668 года.
На борту, помимо контрабанды и нелегальных пассажиров, груз золота. Этот тускло-желтый драгоценный метал, находился тремя палубами ниже капитанской каюты. Обитая железом, полутемная каморка, забитая шестью охранниками, которые сменялись каждые 2 часа, исключала возможность неожиданного проникновения.
Золото направлялось в Гавану, где после сбора всех «золотых» галеонов, отправлялось в Испанию в составе Атлантического каравана.
Капитан галеона сначала взял курс норд-норд вест с намерением достичь Гаваны, обогнув западную оконечность острова. Но ветры и течения отнесли его к востоку. К концу дня 15 мая, заметив впереди по левому борту ямайский берег, он взял резко на север, поняв, что ему ничего не остается кроме как пройти между Кубой и Эспаньолой. Тут то его и засек «Дельфин»
f5dad4f911b9845c4d7697918d50b55f.jpg
Утренняя месса на галеоне подошла к концу.
На борту была полная тишина. Никто с палубы не уходил, все нервозно поглядывали на черный силуэт судна за кормой галеона
Благородные пассажиры, столпившееся на юте время от времени поглядывали на капитанскую каюту. Где тот заперся, обдумывая положение.
Но вот капитан вышел и занял место у штурвала, словно желая отдать приказ, или обратится пассажирам. Но ни слова не слетело с его уст. Нервно сжимая штурвал, он, возможно, надеялся еще достичь Сантьяго, обогнув восточный мыс Кубы.
Кормовое орудие было заряжено, и канонир стоял рядом с зажженным фитилем.
Но капитан не спешил отдавать приказ открыть огонь. Слишком много женщин с детьми было на судне, вполне вероятно, что капитан не стремился завязать бой, опасаясь ответных выстрелов.
Раздался глухой выстрел, словно раскаты грома, закричали женщины. То сделал свой первый выстрел пират.
А теперь вернемся к «Дельфину».
Эксвимилин - судовой хирург, удрученный, отправился в свою каюту, по приказу капитана. Глупо было бы потерять ценного члена команды в первой же схватке.
На палубе же происходило следующее, люди вооружились саблями, кинжалами и пистолетами, часть команды «вооружилась» кошками (нет, не теми о которых вы подумали, wiki). Вся команда, кроме капитана, исполняющего роль рулевого, и Мигеля Баска, которые остались на корме, повалилась на палубу. Приказ лечь на палубу, никого не смутил, все диктовала тактика. До последнего момента нельзя было показать количество нападающих, а высокий фальшборт надежно прикрывал пиратов от взоров обитателей галеона.
Дистанция меж кораблями стремительно сокращалась. Можно было сказать наверняка, что если бы галеон открыл огонь, то картечь унесла жизни не одного флибустьера. Вот «Дельфин» подошел на расстояние кормового выстрела испанца. Но… выстрела не последовало.
«Взят без боя». Вот так вот лаконично, буднично, описал судовой хирург последующие события.
Описания же пленных испанцев намного интереснее.
Если верить книге, которую я держу в руках, то можно рассказать примерно следующее.
Люди, седевшие в трюме галеона и охранявшие свое или же чужое добро, слышали гомон на верхней палубе, беготню и глухие звуки выстрелов. Потом все затихло. Спустя короткое время люки трюма, с шумом разверзлись и вниз посыпались люди. Спасло их только, то, что трюмы были забиты под завязку, иначе многие поломали бы кости.
Сия практика была довольно распространена. Флибустьеры спихивали всех пассажиров в трюм и запирали на замок, дабы не мешались на палубе и особо не возникали.
Мигель Баск восседал в золоченом кресле капитана на корме галеона.
«Дельфин» курсировал от утыканного пальмами берега к «Сан-Яго», сгружая пачками пленных испанцев. Мигель не собирался требовать за них выкуп, слишком много оных ожидали своей участи на Тортуге, выкуп за них долго не приходил.
Напоследок предводитель оставил самую изюминку - благородных идальго.
С серыми лицами, босые, в одних рубашках навыпуск, они напряженно поглядывали на корму, где на крюках висели некие предметы, капли крови стекали на палубу. То были человеческие головы. А принадлежали они капитану и двум офицерам. Видимо они попытались возникать, когда пираты полезли на планширь. Яркая, броская в глаза одежда, тем паче шляпы с шикарными перьями погубила их. Хотя если подумать, то смерть капитана «Сан-Яго» была для него лучшим исходом событий, чем позор на всю оставшуюся жизнь.
А так, что же будет с испанцами?
Предводитель Мигель не скрывал своего хорошего настроения. Он громко хохотал, когда последние испанцы пачками падали с борта «Дельфина» фыркая и отдуваясь, плыли к берегу. Их дальнейшая судьба, вероятней всего сложилась весьма удачным образом. В этих водах часто проходили испанские суда их скорей всего подобрали на борт другого судна.
Голубое небо, дует легкий бриз и оба судна поднимают паруса.
Курс: зюйд-зюйд ост.
Домой.

Share this post


Link to post
Share on other sites

introd.jpg

Сражение у Негапатама
6 июля 1782 год
Сражение у Негапатама — морское сражение, состоявшееся во время войны за независимость США между французской эскадрой коммодора Пьера-Андрэ де Сюффрена и английской эскадрой контр-адмирала Эдварда Хьюза, в Бенгальском заливе у побережья Индии.

 

Продолжение


Во время пребывания в Негапатаме адмирал Хьюз, эскадра которого состояла из 11 линейных кораблей (два — 82-пушечных, один — 74-пушечный, два — 72-пушечных, два — 70-пушечных, три — 64-пушечных и один — 60-пушечный) и 1 фрегата, узнал, что Сюффрен в Куддалоре готовится к экспедиции для взятия Негапатама. Благодаря содействию Гайдер-Али, Сюффрену удалось получить 1200 человек для пополнения своих экипажей и 300 человек солдат для десанта.

5 июля Сюффрен с 12 линейными кораблями (четыре — 74-пушечных, шесть — 64-пушечных, два — 50-пушечных), 2 фрегатами и 2 мелкими судами подходил к Негапатаму.

У Сюффрена недоставало одного 64-пушечного корабля, который накануне потерял грот-стеньгу и не мог держаться в линии. Таким образом, число кораблей у противников было одинаковое. Хьюз спустился на противника всей линией, направляя каждый корабль на соответствующий корабль в неприятельской линии, и, как это обыкновенно бывало при таком способе атаки, арьергард его несколько отстал.

Сам Хьюз, будучи 6-мъ в линии, атаковал корабль Сюффрена, который был в линии пятым, и вследствие этого против передового французского корабля оказалось 2 английских. После жаркого боя этот корабль должен был выйти из линии. Бой велся упорно только в передней части строя, флагманскими кораблями. За ними корабли не сближались на короткую дистанцию и почти не имели потерь. Преимущество англичан в передней части строя состояло и в том, что здесь были самые их сильные корабли, и тем что они имели здесь 432 пушек против 336.

nego01.jpg

В результате ещё 1 французский корабль, 3-й в линии, был сильно повреждён. Но немало пострадали и английские корабли, и результат боя оставался нерешенным, как вдруг около часа дня ветер внезапно сменил направление, задув прямо в лоб дерущимся. Это произвело сильное замешательство у обоих противников; все французские корабли, кроме двух, повернули влево, а английские корабли, за исключением четырёх, повернули вправо.

nego02.jpg

Таким образом эскадры разошлись в разные стороны, оставив на месте с одной стороны 2 корабля, с другой — 4. Между этими кораблями завязался бой, и скоро двойное превосходство англичан в числе кораблей дало о себе знать. Оба французских корабля пострадали очень сильно, и один из них уже спустил флаг, когда Сюффрен со своим кораблем поспешил ему на выручку: флаг был снова поднят, и бой продолжался. Английские корабли, не поддержанные своими, отступили, и бой прекратился, так как Сюффрен, имея многочисленные повреждения и много убитых и раненых, не преследовал англичан.

nego1.jpg

Обе эскадры параллельными курсами пошли к берегу, и англичане стали на якорь в Негапатаме, а французы на 10 миль севернее.

Потери в бою были:
У англичан 77 убитыми и 233 раненными
У французов 178 убитыми и 601 раненными.

Share this post


Link to post
Share on other sites

Oh mein Gott!

 

А на счет льда, можно замутить пасхалку, чтобы на какой-то из карт виднелся иногда блуждающий айсберг) Но в само "боевое" море лед, имхо, перебор. Что реально напрашивается, так это комната пвп только для фрегатов и ниже. Ибо рейты запарили на последних секундах гробить баланс.

Share this post


Link to post
Share on other sites

Афонское морское сражение

Афонское сражение (Русско-турецкая война, 1806—1812). Морское сражение 19 июня 1807 г. у полуострова Афон (Эгейское море) между русской эскадрой под командованием вице-адмирала Д.Н. Сенявина (10 линейных кораблей) и турецкой эскадрой под командованием капудан-паши Сейит-Али (9 линейных кораблей, 5 фрегатов и 5 других судов). Выманив турецкую эскадру из Дар-данелльского пролива, Сенявин отрезал ей путь к отступлению. Прежде всего русские сосредоточили огонь на 3 флагманских кораблях турок. Сенявин учитывал психологию турецких моряков, которые обычно стойко бились до тех пор, пока в строю находился флагман.

На направлении главного удара Сенявин сумел создать превосходство в силах. Пять русских кораблей преградили путь трем флагманским кораблям турок, охватив их полукругом. Экономя боеприпасы, русские моряки открыли огонь лишь с короткой дистанции. Причем пушки зачастую заряжали сразу двумя ядрами для достижения большей пробивной мощи. Попытки остальных турецких судов прийти на помощь своим флагманам были пресечены атакой других групп русских кораблей.

Во второй половине дня турецкий флот начал беспорядочный отход. Турецкие корабли, потеряв строй, отходили к проливам поодиночке. Однако Сенявин не начал энергичного преследования. Он направил свои корабли на выручку гарнизона острова Тенедос. Это позволило турецкому флоту 24 июня достичь Дарданелл. Тем временем эскадра Сенявина окружила Тенедос и вынудила турецкий десант капитулировать (см. Тенедос). В Афонском сражении турецкий флот потерял 3 линейных корабля и 4 фрегата. Хотя полного уничтожения турецкого флота достичь не удалось, он надолго перестал существовать как серьезная боевая сила. Русская эскадра потерь в судах не имела. Победа русского флота в Афонском сражении заставила Турцию ускорить подписание перемирия с Россией (см. Дарданелльское сражение).

Использованы материалы кн.: Николай Шефов. Битвы России. Военно-историческая библиотека. М., 2002.

К началу боевых действий русского флота на Средиземном море в 1805—1807 годах обстановка в Европе была крайне напряженной. Агрессивная политика Наполеона, угрожавшая независимости многих европейских государств, а также интересам России на Балканах и в Средиземном море, привела к образованию в 1805 году новой антифранцузской коалиции, в состав которой вошла и Россия.

Чтобы предотвратить дальнейшее расширение французской агрессии на Средиземном море, где ее объектом могли стать Ионические острова и Балканы, а также в рамках русско-турецкой войны 1806—1812 годов, правительство Александра I направило из Кронштадта на о. Корфу эскадру под командованием адмирала Д.Н. Сенявина, одного из наиболее выдающихся учеников и соратников Ф.Ф. Ушакова.

Оставив на о. Корфу часть флота для обороны Ионических островов и действий на морских коммуникациях противника в Адриатическом море, адмирал Сенявин с эскадрой, состоящей из 10 линейных кораблей и одного фрегата, 10 февраля 1807 года направился к Дарданеллам. Учитывая изменившуюся обстановку и недостаточность сил для прорыва через Дарданеллы, Сенявин отказался от ранее намеченного плана действий и поставил перед флотом задачу установить блокаду Дарданелл с целью лишить Константинополь подвоза продовольствия со стороны Средиземного моря, принудить турецкий флот к решительному сражению и разгромить.

Для решения поставленной задачи флоту потребовалась новая база в Эгейском море. Такой базой был выбран о. Тенедос, расположенный в 12 милях от входа в Дарданеллы. Заняв этот остров, русский флот 5 марта 1807 года приступил к блокаде Дарданелльского пролива.

Одновременно турецкое правительство потребовало от своего флота более решительных действий. Первые же попытки снять блокаду пролива путем занятия о. Тенедос привели к двум сражениям с русским флотом. Первое произошло 10 мая 1807 года недалеко от входа в пролив, второе — 19 июня у м. Афон. Таким образом, цель, к которой так настойчиво и последовательно стремился Сенявин, была достигнута. Противник вынужден был выйти в море и принять бой с русским флотом.

В Афонском сражении встретились старые противники. В составе русской эскадры находилось 10 линейных кораблей, имевших на вооружении 754 орудия. Турецкая эскадра, которой командовал Сейит Али, насчитывала 10 линейных кораблей, 5 фрегатов, 3 корвета и 2 вспомогательных судна и имела 1196 орудий. Таким образом, турецкий флот по количеству кораблей и по численности артиллерии значительно превосходил русскую эскадру. Зато русские моряки превосходили турок в искусстве маневрирования, использовании артиллерии и обладали более высокими морально-боевыми качествами.

Осуществляя ближнюю блокаду Дарданелл, Сенявин знал, что рано или поздно турецкий флот выйдет в Эгейское море и попытается снять русскую блокаду. Поэтому он заблаговременно разработал план предстоящего сражения с турецким флотом и в соответствии с ним готовил свою эскадру к бою.

Тактический замысел Сенявина сводился к тому, чтобы с предельно короткой дистанции атаковать турецкий флот пятью взаимодействующими между собой тактическими группами кораблей, направляя главный удар превосходящими силами против флагманских кораблей противника с одновременным охватом головы его боевой линии. В каждой из пяти тактических групп было по два корабля. Три группы, насчитывавшие 6 линейных кораблей, должны были наносить удар по трем флагманским кораблям противника, остальные две, состоящие из 4 кораблей, — обеспечить атаку, сковывая, в зависимости от обстановки, авангард или арьергард. Силы, выделенные для нанесения главного удара, должны были атаковать из расчета два русских корабля против одного флагманского корабля противника (оба с каждого борта). Это был новый тактический прием, выгодно отличавшийся от приема взятия противника в два огня. Преимущество его заключалось в том, что атакованный корабль лишался возможности использовать для обороны половину своей артиллерии (артиллерии второго борта). Однако этот способ атаки требовал высокого искусства маневрирования в предельно сомкнутом строю и мог быть применен только при условии безупречной морской выучки личного состава.

Таким образом, Сенявин, располагая меньшим количеством кораблей в сражении, создал на направлении главного удара двойное превосходство в силах. Чтобы осуществить чрезвычайно смелый и оригинальный план атаки, необходимо было четырьмя кораблями, сведенным в две тактические группы, связать боем остальные силы противника — более двух третей эскадры — и тем самым не дать им возможности оказать помощь своим флагманам. Вот почему адмирал Сенявин, державший свой флаг на линейном корабле "Твердый", вместе со своим младшим флагманом адмиралом А. С. Грейгом возглавил обеспечивающие группы кораблей, перед которыми стояла более сложная задача, требовавшая величайшей стойкости, находчивости, смелых и решительных действий в бою.

Сенявин приказал командирам кораблей вести бой на дистанции картечного выстрела, чтобы наиболее эффективно использовать артиллерию, и для первого залпа, имевшего особо важное значение в бою, зарядить орудия двумя ядрами. В приказе обращалось внимание на то, чтобы корабли вели огонь по рангоуту и парусам, если противник будет на ходу, а при стоянке его на якоре — по корпусу.

Адмирал предоставил командирам кораблей право проявлять в сражении разумную инициативу, направленную на лучшее решение поставленных задач.

Закончив приготовления к сражению, Сенявин в начале июня 1807 года демонстративно ослабил свои силы у о. Тенедос. Турки решили воспользоваться этим и с помощью десанта овладеть базой русского флота. 10 июня эскадра вышла из Дарданелл и высадила десант на о. Тенедос. Адмирал Сенявин искусным маневром отрезал пути отхода турецкому флоту в Дарданеллы и 19 июня навязал ему сражение в районе между о. Лемнос и полуостровом Афон.

Обнаружив неприятельский флот, русская эскадра по сигналу Сенявина "Назначенным кораблям атаковать неприятельских флагманов вплотную" в 5 часов 15 минут двумя колоннами начала сближение с ним. В левой колонне шло шесть кораблей, предназначенных для атаки флагманских кораблей противника, а в правой — четыре корабля, имевших задачу обеспечить атаку на главном направлении. Около 7 часов, когда головные корабли русской эскадры проходили на дистанцию, с которой противник мог открыть огонь, по приказу Сенявина левая колонна кораблей разделилась на три группы, а правая — на две, как это и было предусмотрено планом атаки. Разделение эскадры на пять тактических групп лишило противника возможности вести по ним сосредоточенный Огонь.

Турки открыли огонь с предельной дистанции и вели его рассредоточенно. Не отвечая на него, русские корабли продолжали сближаться с турецким флотом на установленную для них дистанцию картечного залпа. В то время как шесть кораблей стремились занять позицию для атаки турецких флагманов, четыре других корабля, учитывая, что неприятельский арьергард начал отставать от своего центра и уже не мог оказывать ему помощь, стали охватывать голову противника.

Около 9 часов русское корабли, действовавшие на направлении главного удара, сблизившись с противником на дистанцию атаки и развернувшись бортом по два корабля против одного турецкого флагмана, произвели по ним мощный залп. Строй русских кораблей был настолько замкнут, что бушприты кораблей лежали на гакабортах впереди идущих. Это свидетельствовало о высокой выучке русских моряков, сумевших под сильным огнем противника осуществить столь сложный маневр. И только линейный корабль "Рафаил", получивший в момент сближения повреждения в парусах, не смог занять своей позиции. Чтобы не мешать остальным кораблям выполнять сложный маневр, он прорезал строй противника, произведя в этот момент продольные залпы по нему с двух бортов, после чего, исправив повреждения, продолжал вести е)ой с фрегатами и кораблями авангарда турецкого флота.

В то время как пять русских кораблей с короткой дистанции атаковали флагманские корабли противника, адмирал Сенявин с двумя группами кораблей, охватов арьергард турецкой эскадры, произвел ряд мощных продольных залпов по головному кораблю турок и вынудил его лечь в дрейф. За ним начали ложиться в дрейф шедшие следом корабли противника, что нарушило боевой порядок турецкой эскадры. Правильно оценив обстановку, Сенявин оставил три корабля для продолжения боя с авангардом противника, а сам на линейном корабле "Твердый" поспешил на помощь поврежденному "Рафаилу" и решительно атаковал вышедший из строя флагманский корабль "Седд-уль-Бахр", произведя по нему несколько продольных залпов с носа.

Около 11 часов к Месту боя подошел арьергард турецкого флота, чтобы оказать помощь своим флагманам. Сенявин, оставив поврежденный "Седд-уль-Бахр", всей мощью своей артиллерии обрушился на головной корабль турецкого арьергарда. Нейтрализовав арьергард, он сосредоточил против шести линейных кораблей противника 10 своих линейных кораблей.

' Не выдержав решительной атаки, турки около 12 часов поспешили выйти из сражения и, преследуемые русскими, начали отходить к Афонской горе. К 13 часам стих ветер и обе эскадры приступили к исправлению повреждений. В 14 часов ветер снова задул с северо-западного направления. Оказавшись на ветре, турецкая эскадра, не возобновляя сражения, ушла в Дарданеллы. Преследуя противника, русские захватили флагманский корабль "Седд-уль-Бахр". При отступлении турки вынуждены были затопить или сжечь часть кораблей, имевших наиболее серьезные повреждения. Всего турки потеряли в этом бою три линейных корабля, четыре фрегата и один корвет. Потери противника в личном составе составили 1 тысячу убитыми и ранеными. Русская эскадра потерь в кораблях не имела, убито и ранено было около 250 человек.

Афонское сражение характеризуется смелыми и искусными действиями всего личного состава русской эскадры. За проявленный в нем героизм было награждено свыше 3 тысяч матросов. Из командиров кораблей особенно отличились капитаны 1 ранга Лукин ("Рафаил"), Митьков ("Ярослав"), Рожков ("Селафаил").

Адмирал Сенявин в Афонском сражении проявил себя как выдающийся флотоводец, сумевший добиться решительной победы над численно превосходящим противником. В ходе этого сражения он обнаружил глубокое понимание обстановки, искусство непрерывно управлять силами и настойчивость в достижении поставленной цели.

Сенявин с большим искусством использовал передовую маневренную тактику, созданную Ушаковым, и творчески развил ее, применив развертывание сил и проведение атаки несколькими взаимодействующими между собой тактическими группами кораблей; нанесение удара превосходящими силами по флагманским кораблям в центре с одновременным охватом головы неприятельской эскадры и последующей нейтрализацией арьергарда противника, пытавшегося оказать помощь своим флагманам; атаку корабля противника двумя кораблями с одного борта.

Разгром турецкого флота в афонском сражении и длительная и эффективная блокада русским флотом Дарданелл оказали существенное влияние на общий ход и исход русско-турецкой войны.

Афонская победа упрочила положение русского флота на Средиземном море и позволила усилить блокаду Дарданелл. Разгром турецкого флота и успехи русской армии на суше вынудили Турцию 12 августа 1807 года подписать условия перемирия.

Использованы материалы книги: "Сто великих битв", М. "Вече", 2002

2. Силы сторон

2.1. Российская империя

Линейные корабли:

Первая линия:

  • Рафаил 84

  • Селафаил 74

  • Мощный 74

  • Твердый 74 (флагман)

  • Скорый 74

Вторая линия:

  • Сильный 74

  • Уриил 84

  • Ярослав 74

  • Ретвизан 64 (2й флагман)

  • Св. Елена 74

Всего 754 пушки

2.2. Османская империя

Название по-турецки

Название по-русски

Кол-во пушек

Комментарии

Линейные корабли

Мессудие

Величество Султана

120

Флагман

Седд Аль-Бахр

Оплот морской

84

2-й флагман. Захвачен

Анкай-Й Бахри

Величество моря

84

 

Таус и Бахри

Морская птица

84

 

Тенфик-Нюма

Указатель доброго пути

84

 

Бешареш

Счастливое известие

84

Выбросился на берег

Килид-И Бахри

Морской ключ

84

 

Сайад-И Бахри

Морской рыбак

74

 

Галбанк-и-Нусрет

Счастливый

74

 

Хибет-Андаз

Неустрашимый

74

 

Фрегаты

Мескензи-Гази

Марсово поле

50

 

Бедр-и-Зафар

Победитель

50

 

Факх-и-Зафар

Моряк

50

 

Нессим

Легкий ветерок

50

Выбросился на берег

Искендерие

Александрия

44

 

Шлюпы

Метелин

 

32

Выбросился на берег

Рехбер-и-Алим

 

28

 

Бриги

Аламит-и-Нусрет

 

18

 

Меланкай

 

18

 

Всего

1196

 

Кроме указанных потерь также упоминается 1 линейный корабль и 3 фрегата, затонувшие у островов Тасос и Самотраки.

Ниже см. карту...

1807afon.gif

  • Like 1

Share this post


Link to post
Share on other sites

и шо, когда таки будет первая ночная карта со вспышками от орудий, фонарями и прочими прелестями?

Share this post


Link to post
Share on other sites

Create an account or sign in to comment

You need to be a member in order to leave a comment

Create an account

Sign up for a new account in our community. It's easy!

Register a new account

Sign in

Already have an account? Sign in here.

Sign In Now
Sign in to follow this  

×